Выступление Лидера революции
Диктаторы современности - Муаммар Каддафи

выступление лидера революции

на встрече с главами и членами судебных органов в Главном народном комитете юстиции, а также с членами преподавательского состава, аспирантами и студентами старших курсов юридических факультетов университетов Аль-Фатех, Седьмого апреля, Аль-Маркаб, Академии постдипломного образования и Зеленой аудитории

С благословенным Рамаданом… Как ваши дела?... Поздравляю вас со Священным месяцем и благодарю за то, что вы здесь собрались. Не взыщите, что утомляю вас во время поста.

Хочу воспользоваться этой возможностью, чтобы высказать несколько замечаний по правовым вопросам.

Ведь вы являетесь преподавателями и студентами права. В скором будущем, как мне представляется, на рассмотрение народных собраний будет передан проект нового исправленного текста уголовного кодекса. Нам хотелось бы лишь высказать ряд соображений на этот счет, поскольку окончательное решение будет приниматься народными собраниями.

Народ стоит выше принципов и законов, поскольку он сам их вырабатывает.

Если кто-то говорит, что верховенство принадлежит принципам, другой – что верховенство принадлежит закону, то мы говорим, что верховенство остается за народом. Народ стоит над принципами и над законами, поскольку он сам разрабатывает законы и устанавливает принципы по своему выбору и в соответствии с условиями своей жизни.

Если законы принимают народные собрания, то значит, и высшая власть принадлежит народным собраниям, принимающим законы. Закон можно изменить и отменить, и отменяет и изменяет законы народ. Сколько бы мы ни говорили здесь, окончательного решения мы с вами не примем, поскольку оно является прерогативой народных собраний. Но уж поскольку у нас есть возможность внести свой вклад в разъяснение этих вопросов, то в меру сил мы должны это сделать.

Мир призывает нас отказаться от смертной казни, но на деле движется в противоположном направлении.

Мир, как вам, очевидно, известно, заявляет, например, о намерении избавиться от смертной казни, но это лишь на словах. Поскольку на самом деле он движется в противоположном направлении. Он расширяет сферу применения высшей меры наказания, заявляя при этом, что продвигается в сторону ее отмены. Мы обязаны констатировать этот факт перед всем человечеством и не должны позволять использовать нас ни правительственным, ни неправительственным организациям. И если им угодно насмехаться над другими, то превратить нас в объект для насмешек им не удастся. Нам известно, что человечество заявляет об отказе от смертной казни или о намерении отменить ее, однако на деле оно движется в сторону расширения сферы ее применения. И самое опасное – это то, что смертная казнь применяется в виде групповых расправ вне законодательных рамок. Вот в чем опасность.

Смертная казнь применяется в виде групповых расправ вне рамок закона!!

В свете этого призыв к отмене вынесения судом смертных приговоров выглядит наивным и беспомощным перед фактами групповых казней, совершаемых вне закона. Кроме того, государства, объявившие об отмене смертной казни или призывающие к ее отмене, сами осуществляют широкомасштабные смертные казни.

Государства, которые призывают к отмене смертной казни в отношении отдельных лиц на основе приговора суда, сами осуществляют широкомасштабные групповые казни вне всякого закона.

Отсюда, ни одна международная организация, ни одно государство не может упрекать другие государства в том, что они не отменили у себя в судах смертные приговоры, до тех пор пока те, кто заявляет об отмене у себя смертной казни, включая великие державы, осуществляют групповые смертные казни вне рамок закона. Требуя от государств, не отменивших смертную казнь, отменить ее, эти государства обязаны вначале отказаться от внесудебных групповых казней. Ведь в этом случае смертная казнь на основании приговора – явление более законное, правомерное и даже гуманное, чем казнь, которая совершается вне суда, вне закона и без гарантий правовой защиты.

Израильтяне отменили у себя смертную казнь. Кто поверит их словам о том, что они отменили смертную казнь, когда они совершают групповые казни. Палестинцам было бы легче, если бы их арестовывали и передавали израильскому суду, где у них был бы адвокат.

Америка вынесла мне смертный приговор и привела его в исполнение, расстреляв с помощью бомб. Я выжил по независящим от нее причинам.

Пусть Америка протестует против смертной казни и отменила ее у себя в ряде штатов, хотя и не во всех. Но ведь она прибегает к групповым казням. Я лично был приговорен Америкой к расстрелу с помощью бомб, но не погиб по причинам, не зависящим от исполнителя. Так что же лучше? Предстать перед судом, иметь адвоката и возможность апелляции или быть казненным без всяких правовых гарантий?

Мы должны ясно изложить свою позицию в своих учебных программах, в аргументах, которые мы представляем на международных форумах. Ливия находится в центре внимания, к ней прикованы взоры. Кто-то боится Ливии, кто-то хочет установить отношения с Ливией, кто-то хочет вложит в Ливию свои инвестиции, кто-то хочет приехать в Ливию как турист, кто-то хочет участвовать в добыче ее нефти, кто-то - газа, кто-то хочет сотрудничать с Ливией в какой-либо из областей…

Существует Барселонский процесс, евросредиземноморское сотрудничество. В его рамках и на мировом уровне Ливия находится в центре внимания и потому должна разъяснять свои взгляды, свой курс на международных форумах и не уподобляться Турции, которая жаждет присоединиться к Европейскому союзу, однако не отвечает предъявляемым Европой социально-политическим и правовым критериям членства в нем, а потому вынуждена вести себя непоследовательно, вразрез с собственными реалиями, выставляя себя в смешном, а то и в позорном свете.

В турецком обществе совершаются тяжкие преступления, требующие наказания. Нельзя допускать, чтобы они совершались безнаказанно.

Европейцы ни в коей мере не желают учитывать эту реальность и заявляют, что необходимо отменить санкции за эти деяния. Однако это недопустимо, поскольку будет означать разрушение турецкого общества, опирающегося в своих социальных и культурных традициях на собственные ценности. Если убрать эти опоры, на которых зиждется правовая, социальная и политическая жизнь турецкого общества, оно рухнет. Турция не сумела постоять за себя... Поспорит, огрызнется и соглашается... Мы не должны уподобляться Турции. На нынешнем этапе мы - в центре внимания и не можем позволить лишить себя неопровержимых доводов, заставляющих замолчать наших оппонентов. Отсюда вся важность сегодняшней нашей встречи с преподавателями и студентами права, которая призвана пролить свет на эти вопросы.

Мир сегодня разделен на два лагеря: официальный и неофициальный. Существует страх агрессии со стороны тех, на чьей стороне сила.

Мир сегодня разделен на два лагеря: официальный и неофициальный. Официальный лагерь – это правительства и великие державы. Всемирные организации находятся в зависимости от официального лагеря. Сюда же относится и Организация Объединенных Наций, которая может использоваться официальным лагерем, великими державами, обладающими правом вето, занимающими места постоянных членов Совета Безопасности и располагающими военной и экономической мощью.

Другой лагерь, который называют неофициальным, представлен неправительственными организациями во всем мире, созданными отдельными лицами и группами лиц, не связанными с политикой и конкретными государствами.

Так выглядит сегодня карта мира, разделенная на два лагеря: официальный и неофициальный. Оба они могут требовать отмены смертной казни. Однако официальный лагерь, делая это, преследует свои цели, отличные от целей другого лагеря. Неправительственные структуры – это гуманитарные организации, которые руководствуются чисто гуманными соображениями, чтобы самим не оказаться жертвами эксплуатации, контроля и манипуляций.

Великая держава, подобная США или Великобритании, да и любое государство или, например, израильтяне могут проникнуть в институты гражданского общества и использовать их в своих интересах. Однако мы исходим из наилучших предположений. Мы предполагаем, что эти группы, эти неправительственные гражданские неофициальные организации, призывая к отмене смертной казни во всем мире, исходят исключительно из соображений гуманности, поскольку не получают от этого никакой выгоды. Призывы этих организаций не преследуют никаких политических или экономических интересов. Эти люди благонамеренны и добродетельны. Они – простые люди, которые хотят избавить своих детей, друзей, весь мир, все человечество от смертной казни и потому создают эти организации, требующие отмены смертных приговоров во всем мире, и пытаются оказать определенное давление на государства, чтобы те отменили у себя смертную казнь.

Против смертной казни на основании судебного приговора выступают разведки всего мира, чтобы уберечь от нее своих агентов.

Того же требует и весь официальный лагерь. Он требует отменить смертную казнь, привлекая для этого имеющиеся у него институты, а порой используя и неправительственные учреждения, чтобы отвлечь от себя внимание, хотя цели у них разные. Официальный мир, возглавляемый великими державами, хочет отменить смертную казнь, но, в отличие от международных гуманитарных организаций, не во имя благих целей. Отнюдь. У него имеется своя собственная корыстная цель. У некоторых государств имеются агенты в Ливии, в Египте, в Иране, в Индии. Они могут быть гражданами этих государств: ливийцами, египтянами, иранцами или индусами, а могут быть выходцами из других стран. Эти государства хотели бы уберечь своих агентов от смертной казни и потому настаивают, чтобы страны, где у них есть агенты, отменили у себя смертную казнь, тем самым поощряя этих агентов работать на их разведки.

Разведки государств всего мира заинтересованы в отмене смертной казни в странах, где работают их агенты, поскольку хотели бы обезопасить их, чтобы те не боялись работать. Агент не может работать в стране, где существует смертная казнь… Боится… Я имею в виду, что положение его отличается от положения в стране, где нет смертной казни…Если для шпиона, предателя предусмотрена смертная казнь, то такой агент будет говорить себе: Меня в любой момент могут раскрыть и казнят». Так что, призывая к отмене смертной казни в других странах, эти государства заботятся не о населении этих стран и не об их национальных интересах, а о своих агентах.

Отмена смертной казни может иметь целью защиту агентуры.

Так обстоят дела с точки зрения интересов органов разведки и безопасности. Существуют другие, более низкие уровни. У некоторых государств существуют ставленники в других странах, которые управляют ими от их имени. Эти государства хотят отмены смертной казни для своих марионеток, чтобы тех не постигла печальная судьба, и чтобы у них был стимул продолжать работать на них.

В чем кроется лукавство призыва к отмене смертной казни на основании приговора суда?!

Правительство, официальные инстанции, органы разведки и внешнеполитические ведомства всех этих стран добиваются отмены смертной казни в странах третьего мира, чтобы защитить своих ставленников в этих странах, дабы они продолжали там действовать, будучи застрахованными от смертной казни. Отмена последней призвана служить для них поощрением. Голову нам не отрубят, - говорят они, - а тюрьма там, или что-либо еще - не проблема. Таким образом, следует дать понять им, что призыв к отмене смертной казни у нас не пройдет, мы не дети и не наивные дурачки, над которыми можно посмеяться.

В чем разница между индивидуальной смертной казнью, применяемой через суд, и групповыми казнями с помощью ракет, бомб, голода и террора?

Мы требуем отмены внесудебной смертной казни.

Мы хотели бы отмены смертной казни, но какой?... Мы хотим, во-первых, отменить коллективные внесудебные казни людей с помощью бомб, ракет и голода. У нас есть цифры от одного до десяти. А мы из них выбираем только одну, скажем, семь или восемь, или три. Почему, если все цифры от одного до семи – означают казнь, мы говорим: надо отменить казнь номер семь. Все семь означают казнь и значит, все их надо отменить... Все они – казнь: с помощью бомб ли, ракет, самолетов, или даже голода, террора, болезней. Казнь по приговору суда лучше. В конечном счете, лучше быть казненным по приговору суда, чем получить межконтинентальную ракету. Это не станет неожиданностью, как воздушный налет, который застигнет нас врасплох, когда мы спим. Осуждать следует те страны, которые осуществляют коллективные казни без суда и следствия, а не те, где смертный приговор выносится судом. Так мы должны говорить, выступая в ООН, на международных форумах или в международных организациях системы ООН, в правозащитных организациях, в «Амнести Интернэшнл».

Мы должны говорить с ними, опираясь на эту логику. Мы против убийства, против казни. Однако одна смертная казнь ничем не лучше другой. Казнь есть казнь, будь то посредством лазерных бомб, крылатых ракет, выстрела из винтовки, электрического стула, газа или повешения. Все это есть смертная казнь. Но разве не лучше, все же, когда обвиняемый предстает перед судом под стражей, пользуясь правовыми гарантиями, когда на него никто не нападает, когда у него имеется адвокат, когда он слышит речь обвинения, когда у него есть возможность защищаться, подать апелляцию, и облегчить свою участь даже после вынесения смертного приговора? В странах, где существует пост губернатора, последний утверждает или подписывает смертный приговор.

Как, например, в Ливии, где Верховный суд может вынести постановление о снижении меры наказания и замены смертной казни тюремным заключением. Или до исполнения смертного приговора могут обнаружиться новые улики, на основании которых приговоренный к смерти будет признан невиновным. Так разве лучше, если приговоренный к смертной казни будет казнен неожиданно с помощью воздушного налета, танков, межконтинентальных ракет или другим каким-то способом, не имея даже возможности защищаться? Какой адвокат защитит его от крылатой ракеты? От крылатой ракеты ты можешь защититься комплексом «Пэтриот», если он у тебя есть. Но не у каждого государства, не в каждом доме, не на каждой улице, не в каждой семье есть противоракетный комплекс «Пэтриот». А если у тебя его нет, то значит, ты беззащитен. Если у тебя нет противоракеты, значит у тебя нет адвоката.

Таков этот большой суд, который проговаривает людей к коллективной казни, в котором у подсудимого нет адвоката, нет никакой возможности защитить себя от ядерной бомбы, межконтинентальной ракеты, кассетной бомбы или зажигательной смеси (напалма). У него нет возможности противостоять химическому и бактериологическому оружию, у него нет противогазов, защитных комбинезонов и убежищ. А тем временем исполнители смертных приговоров достигли такой степени изощренности, что научились производить бомбы и ракеты, которые способны пробивать стены защитных укрытий, чтобы уничтожить нужного человека. Получается, что один идет под суд, обычный суд, в сопровождении сильного и ловкого известного адвоката, тогда как другой вообще не имеет доступа к адвокатской защите. Именно это и происходит, когда ты укрываешься в убежище, а для тебя создается бомба, способная разрушить его. Другими словами тебя лишают средств защиты. Самый отвратительный суд из всех существующих сегодня это тот, при котором людей убивают, а они не имеют никакой возможности защититься от убийства, будучи лишенными шанса на самозащиту, права на апелляцию и надежды на помилование. Их казнят без суда и следствия.

Сильные мира сего громогласно выступают за отмену смертных приговоров, которые продолжают выноситься в разных странах мира. В половине стран мира смертная казнь существует, другая половина их или чуть меньше ее отменила. Но кампания за отмену смертной казни резко ослабла после налета на Нью-Йорк. Кампания пошла на убыль, и кое-кто стал закрывать глаза на карательные кампании, акты насилия, зверства и казни с помощью любых средств без разбора цели. Сама Америка объявила, что враги будут подвергаться казни любыми средствами, в том числе и секретными, о которых никто ничего не узнает до самого Судного дня. Это сказал сам американский президент.

Что такое, в конечном счете, смертная казнь. Смертная казнь означает, что ты намерен избавиться от врага. Общество выносит смертный приговор преступнику, чтобы избавиться от него, поскольку он – враг общества, пытающийся подорвать его, создающий для него угрозу. Общество стремиться избавиться от него, потому что он выступил против него, и оно выносит ему смертный приговор. Хорошо, Бен Ладен – враг Америки, и она каждый день заявляет, что если поймает, то убьет его. Или Заркави, которого она тоже грозится убить, если найдет его. Вот так, официально каждый день говорится, что, будучи врагом Америки, он будет уничтожен. А что же они тогда заявляют, что общество, любое общество не должно убивать своего врага, который представляет для него опасность!! Мы должны в Организации Объединенных Наций, на всех международных форумах договориться о том, что убийство человека запрещено, что проливать кровь человека недопустимо не только с санкции суда, но и с помощью самолетов, кораблей, крылатых ракет, посредством голода, тайных убийств или любых иного приемов.

Израильтяне отменили индивидуальную смертную казнь на основе приговора суда, но при этом осуществляют внесудебные групповые казни.

Что стоит отмена израильтянами смертной казни по судебному приговору, когда они ежедневно без всякого суда совершают групповые казни над палестинцами? Какова цена отмены вынесения смертных приговоров израильскими судами. Это фарс, на который, похоже, никто не обращает внимания. Разве не происходит каждый день преднамеренное, заранее обдуманное убийство палестинцев? Палестинца выслеживают, закладывают ему в машину или в дом устройство, которое подает сигнал вертолету «Апачи», и тот наносит удар. Разве это не казнь через расстрел, заранее обдуманная и подготовленная, но совершенная без суда и вне закона?!

Сегодня мир наблюдает за тем, как совершается казнь над иракским народом и народом Палестины без предоставления адвоката и без судебного постановления.

Человека надо уважать, где бы он ни находился.

Мы не дадим себя обмануть с помощью этого фарса. Человека нужно уважать, где бы он ни находился. Кровь его неприкосновенна. Убийство человека любым способом недопустимо. Они должны прекратить войны, прекратить вторжения, положить конец колониализму. И мы со своей стороны также должны прекратить все это. Запрет должен быть наложен не только на смертную казнь по приговору суда, но и на любые иные виды смертной казни. Необходимо положить конец казням народов и отдельных лиц. Отдельные лица получают смертный приговор в суде, а народ казнят без всякого суда. Сегодня смертный приговор вынесен иракскому народу, палестинскому народу, но не в суде, в отсутствие адвоката и без судебного разбирательства.

Серьезный призыв к отмене смертной казни означает повсеместное прекращение кровопролития, интервенции, агрессии и войны.

Я считаю, что отмена наказания посредством групповых казней важнее, чем отмена смертной казни отдельных лиц, что отмена смертной казни без всякого суда, важнее, чем отмена смертной казни на основании судебного приговора. Это не означает, что мы поддерживаем смертную казнь. Напротив, говоря все это, мы настаиваем на отмене смертной казни в широком, а не в узком смысле этого понятия. Они же стремятся толковать его в узком смысле, а это выхолащивает все его содержание. Они отменили вынесение смертного приговора в судах, но продолжают наносить по нам удары без суда, убивать нас без разбора. Прекратите казнить нас на улицах и площадях!

Это мы заботимся об отмене смертной казни в правильном смысле этого слова, то есть об отмене всех смертных казней: и по приговору суда, и без него. Но начинаем с того, что важнее, с прекращения казней над людьми без приговора суда, прекращения групповых казней. Эскадроны смерти, взводы палачей, именуемые армиями должны прекратить казнить людей. В любом случае, чтобы отмена смертной казни приобрела серьезное значение, она должна быть результатом роста цивилизованности и эволюции, а не давления, как это имеет место сегодня в отношении Турции, чтобы она вступила в Европейский союз, или в отношении нас как членов евросредиземноморского партнерства или как страны третьего мира, чтобы заставить нас сотрудничать с западным сообществом.

Призыв к отмене смертной казни превратился в предмет торга на международной арене.

Отмена смертной казни не стала результатом эволюции, роста цивилизованности и культуры…

Если отсталая страна отменяет смертную казнь, то делает это, либо в угоду кому-то, либо для получения определенных выгод. Так, например, обстоит дело с Турцией.

Такое государство будет продолжать совершать казни, но еще худшими методами, оно будет продолжать уничтожать своих противников, но уже не в рамках традиционной процедуры – в суде и с адвокатом. И положение станет только хуже, поскольку такие государства приходят к отмене смертной казни не в результате эволюции, роста цивилизованности и повышения уровня культуры, когда общество достигает такой высокой ступени гуманности, что не может более допустить лишение человека жизни и осуществление смертной казни. Вовсе нет. Они еще не вышли на этот уровень. Напротив, они очень сильно отстали. Люди в них убивают друг друга, убийство для них стало повседневным явлением. Но чтобы получить доступ к европейскому рынку, чтобы стать членом Европейского союза, чтобы вступить в евросредиземноморское партнерство, стать участником Барселонского процесса, получить членство в ООН или другой подобной организации, чтобы получить помощь или кредит, чтобы против тебя не организовали переворота, ты вынужден заискивать перед ними, говоря, например: «Я отменил у себя смертную казнь».

То есть, этот шаг не является результатом эволюционного развития, когда высшая мера наказания становится психологически неприемлемой для общества. Если страна отменяет смертную казнь, то это значит, что никто в ней больше не убивает других с помощью ножа или пистолета. Как можно отменить смертную казнь по приговору суда, если члены общества продолжают убивать друг друга на улице с помощью ножа, пистолета, дубинки и даже автомобиля?! Превысив скорость на автомобиле, ты уже сделал шаг к убийству другого человека. Если ты цивилизованный человек, то не станешь превышать скорость, потому что превышение скорости может привести к убийству нескольких человек, сидящих в другом автомобиле, или одного или нескольких пешеходов, и одновременно к твоей собственной гибели. Ты, таким образом, совершаешь еще и самоубийство.

Как можно запретить казнь по приговору суда, одновременно разрешив ее вне стен суда.

Если человек обладает высокой культурой и сознательностью, то понимание последствий заставит его контролировать скорость своего движения. Такой человек не станет приобретать нож, чтобы зарезать другого человека, не станет покупать пистолет даже в целях самозащиты, поскольку знает, что другой человек столь же культурен и сознателен, как и он, и тоже не станет применять против него ни нож, ни пистолет. Вот тогда отмена смертной казни станет следствием высокого уровня развития, а не страха, алчности, обмана и лицемерия.

Я всегда требовал отмены смертной казни.

Смертную казнь отменил у себя Бахрейн. Единственная арабская страна, где отменена смертная казнь. Можно ли поверить, что Бахрейн достиг такой ступени развития и прогресса, что не нуждается больше в смертной казни? Это немыслимо. Бахрейн таков же, как Ливия или Марокко, и по своему менталитету ничем не отличается от них. Когда они там достигли такого уровня? Кто в это поверит? А завтра Ливия отменит смертную казнь…? Я несколько раз просил народные собрания отменить смертную казнь, но народные собрания не соглашаются. Почему? Потому что они все еще не убеждены в необходимости этой меры. Как можно отменить смертную казнь, когда человек выходит на улицу, а другой может ударить его ножом. Тот, последний, должен знать и бояться, что если он ударит меня ножом и убьет меня, то его казнят, чтобы он не сделал того же с кем-нибудь другим. Вы видите, как народные собрания подходят к моим предложениям. Ливийский народ - народ сознательный. Его мнение: нельзя отменять смертную казнь. Муаммар говорит, что нужно отменить смертную казнь, может быть он хочет этим сказать, что мы – цивилизованное государство, хочет похвалиться нами перед Европой, Америкой, ООН, Азией, Африкой и всем другими…. Хочет показать, что Ливия - цивилизованная страна. Муаммар думает так, а мы думаем по-другому, мы исходим из реальности и считаем, что не нужно отменять смертную казнь. Я слышал эти слова на народных собраниях. Они обсуждали этот вопрос на семинарах. И именно так отвечали на мои предложения. И я был очень доволен этим ответом, тем, что люди сказали мне: «Нет, ты что думаешь, что смертная казнь назначается просто росчерком пера?». Они заявили, что наше общество еще не достигло той ступени, на которой можно отменить смертную казнь. Так что, у нас нет иного выхода, кроме как дождаться пока другая сторона отменит в отношении нас внесудебные групповые смертные казни. Призыв к отмене смертной казни означает прекращение производства оружия и его экспорта.

Таков был голос ливийского народа. Так что, мы много раз просили отменить смертную казнь, но ливийский народ отказался отменить ее. Он считает, что мы пока не достигли нужного уровня, поскольку большинство человечества - дикари, которые каждый день производят атомные бомбы, авианосцы, химические вещества, пушки и танки, переносчиков сибирской язвы и другие бактерии. Каждый день они производят средства убийства, а тебе говорят: «Отмени смертную казнь». Ты каждый день точишь нож, чтобы убивать им людей. Так как же ты можешь говорить им, чтоб они отменили смертную казнь. Брось нож, прекрати делать ножи, уничтожь все имеющееся у тебя оружие… Когда окончательно исчезнет все оружие, мы достигнем необходимой степени доверия друг к другу и будем уверены, что Ливия не нападет на Америку, а Америка – на Ливию, что Ирак не нападет на Кувейт, а Кувейт - на Ирак, что Пакистан не нападет на Индию, а Индия не нападет на Китай и т.д. Когда мы придем к этому, когда действительно возникнет такое доверие, то значит, мы достигли необходимого уровня развития, весь мир достиг этого уровня. Тогда все мы поверим в это.

Жизнь человека должна быть защищена, и повсюду она одинаково ценна… Когда мы в Африке говорим, что нужно создать единую африканскую армию, о чем мы заявили в Африканском союзе, и распустить национальные армии, кто-то другой может сказать: «Как можно распустить армии. А что если на меня нападет соседняя африканская страна?» Но мы отвечаем ему: «У твоего соседа тоже не будет армии. Ведь мы попросим его так же, как и тебя, распустить свою армию. Тогда у тебя не будет нужды бояться, ведь у твоих соседей так же, как и у тебя не будет армии, чтобы напасть на тебя. Вы в равном положении. Но существует африканская армия, которая защитит тебя в случае внешней агрессии».

Точно так же, прекрати меня казнить, откажись от намерения казнить меня, отмени процедуру смертной казни в отношении меня, и я отменю все это в отношении тебя, мы станем доверять друг другу и все смертные казни будут отменены. Мы должны понять и заложить во все учебные программы юридических вузов в Джамахирие, во все наши заявления мысль о том, что смертная казнь не может носить выборочный характер. Человеческая жизнь – это человеческая жизнь, и она должна быть равно защищена повсюду. Душа есть у всякого человека, и в этом смысле нет разницы между ливийцем, американцем, иранцем, индусом, пакистанцем, китайцем, англичанином или немцем. Все люди равно наделены душой и жизнью. Жизнь человека нужно уважать. Нельзя отнимать ее у него будь то с помощью бомб, ракет, виселицы, расстрела, электрического стула или удушающего газа. Все это – суть различные орудия смертной казни. Договариваясь об отмене смертной казни, мы одновременно должны договориться об уничтожении всех средств ее исполнения. Это если говорить на эту тему со светской, гражданской, политической, социальной точки зрения, никак не связанной с теологией и религией. Если же мы включим в уравнение религиозный и теософский аспект, то перед нами встанет другая проблематика.

Как вопрос смертной казни, возмездия за убийство решается с точки зрения религии, религиозного права и философии?! … Мусульманин скажет: «Религия велит мне убить убийцу. Господь установил возмездие, повелел отрубать руку вору, наказывать преступника плетьми. Как же я могу ослушаться? Кто будет моим ходатаем перед Богом в Судный день, кто скажет: Господи, не наказывай его за то, что он не судил по Твоему закону, ибо это я сказал ему не делать этого. Вот если бы нам гарантировали, что в Судный день Господь не покарает нас, потому что это они сказали нам: делай то-то и то-то, а они лишь исполняли приказ, и нарушили закон Божий, тогда иное дело». Но ведь такое оправдание невозможно, и сами они не верят в это. Что мы можем им сказать, когда у них перед глазами ясные аяты, гласящие: «О вы, которые уверовали!» Как только произнесены слова «О вы, которые уверовали!», мы уже прислушиваемся. Это Бог обращается к нам, говоря: «О люди, о граждане». И все прислушиваются, потому что слова эти обращены к ним. И сказано далее: «О вы, которые уверовали! Предписано вам возмездие за убитых…» Мы слушаем Господа, слушаем, чего Он хочет от нас. «О вы, которые уверовали!» Мы слышим тебя Владыка, и повинуемся. А Он говорит: «Предписано вам возмездие за убитых». Он предписывает нам: «свободный - за свободного, раб – за раба, женщина – за женщину». Что мы можем сказать в ответ? Так предписано. Перья убраны, чернила на бумаге высохли. Что теперь толку писать? Все уже сказано... Это нам предписано, а с провидением не спорят. Вам предписан пост. Значит следует поститься. «…Подобно тому, как он был предписан тем, кто жил до вас». И вот так же, как те, кто жил до нас мы по сей день постимся. Предписан вам пост. Вопрос исчерпан. Это – ваша обязанность. Как можно пытаться толковать или говорить «нет», если сказано: «Воистину, молитвенный обряд для верующих предписан в строго определенное время»? Значит так должно быть. Молиться следует в установленное время. Оставим на время ООН, организацию «Амнести Интернэшнл», правозащитные ассоциации, высказывания философов и мыслителей и откроем другую страницу. Обращаясь к религии, мы просим совета у Бога и видим, что Он требует от нас совсем иного, нежели требуют от нас ООН, «Амнести Интернэшнл», правозащитные ассоциации или великие державы, которые пытаются навязать нам свои подходы. Мы видим, что Бог предписывает нам определенные обязанности. Обязаны ли мы в таком случае подчиняться воле Господа, или слушать «Амнести Интернэшнл»? Если мы обратимся к Богу, то Он скажет: «Мы не знаем ни «Амнести Интернэшнл», ни правозащитных организаций, ни ООН». Вам предписано воздавать за убийство по мере: свободный за свободного. «В возмездии для вас – жизнь, о разумом обладающие… Если же кто-либо убит без права на то, Мы предоставляем его правопреемнику полную власть [над убийцей], но пусть он не выходит за рамки дозволенного [в отмщении]. Воистину, ему оказана помощь [Божья]». Если человек убит не по праву, то его убийцу ожидает смерть. Однако при этом нельзя преступать границы, нельзя, например, убивать помимо или вместо него его двоюродных братьев по отцу или по матери. «Не убивайте человека, кроме как по праву, ведь это запретил Господь». Это значит, что Бог запретил убивать людей. Вспомним, что мы говорили, что Господь запретил отнимать у человека жизнь. Никто не скажет, что Бог, которому вы поклоняетесь, разрешает убивать людей.

Это мы сами проливаем кровь людей. «Поставишь ли Ты на земле того, кто будет грешить и проливать кровь…» Это сказали ангелы. Господи, сказали они – как же так, Ты создал Адама, человека, который будет творить на земле нечестие и проливать кровь! Но Он ответил им: «Я знаю, а вы не знаете». Все знание у Господа нашего. Своей мудростью Он сотворил нас, а кровь проливаем мы по собственной воле. Бог запретил лишать человека жизни. Я говорю это потому, что кое-кто может сказать: «Бог, которому вы поклоняетесь, кровожаден и поощряет казнь». Но нет, Бог запретил убивать человека. «Не убивайте человека, [лишать жизни] которого запретил Бог, за исключением тех случаев, когда это продиктовано справедливостью». Этот, как и все прочие аяты на эту тему, гласит, что Бог запретил лишать человека жизни, а затем оговаривается: за исключением тех случаев, когда убийство продиктовано правом и справедливостью, а не ради гнета, агрессии, колониализма, тирании, диктатуры, расправ и погромов. Ибо это - диктатура.

Вы собираетесь представить народным собраниям новый уголовный кодекс. Но я считаю, что с ним не следует спешить. Нужно все внимательно изучить, а потом уже передавать на рассмотрение народным собраниам. Не нужно спешить с его принятием. Его нужно готовить и обсуждать не торопясь.

В этом кодексе предусмотрен состав преступления против общества, называемый хараба. Такие преступления могут наказываться смертной казнью. Термин хараба – это синоним терроризма. Но слово хараба не Божье слово. Его придумали правоведы-факихи. Возможно он вывели его из аята, где сказано: «Воистину, те, кто воюет против Бога и Его Посланника и творит на земле нечестие, будут в воздаяние убиты, или распяты, или у них будут отрублены накрест руки и ноги, или они будут изгнаны из страны». Это именно то, от чего вы можете отталкиваться в антитеррористическом законодательстве. Закон о борьбе с терроризмом напрямую связан с тем, что вы называете хараба. Но сам термин хараба употреблять не следует. Это не Божье слово. Нет в Коране такого слова, и Господь его не произносил. Он сказал: «…Те, кто воюет против Бога и Его Посланника». Какие деяния подлежат наказанию исходя из этого понятия? Бандитизм, запугивание людей, когда они перестают чувствовать себя в безопасности на улице, дома, в любом другом месте. Все это терроризм. Сегодня под лозунгом борьбы с терроризмом истребляются целые народы. Но когда мы боремся с терроризмом в рамках судебной процедуры и выносим смертный приговор, нам говорят: нет, не приговаривайте террориста к смерти.

Когда мы вступаем на почву теологии и к нам присоединяется кто-либо вроде доктора Раджаба Абу Даббуса, то дискуссия приобретает совершенно другой характер, и мы не знаем, куда он нас приведет: к правильным выводам, или ошибочным… Я уверен, что, если бы я спросил мнение доктора Раджаба Абу Даббуса, он бы ответил мне, что аят «Воистину, те, кто воюет против Бога и Его Посланника и творит на земле нечестие…» был ниспослан в связи с конкретным событием. То есть, он отослал бы нас к обстоятельствам ниспослания аятов Корана. «Да отсохнут руки Абу Лахаба! Да сгинет он сам, Не спасли его ни богатство, ни то, что обрел он». Эти аяты мы слушаем и произносим с благоговением. Но ведь они касаются Абу Лахаба и его жены, которые принесли дрова и разложили костер на пути Посланника Аллаха. Но Бог сказал, что в этот огонь они придут в Судный день и будут гореть в нем. На этом и кончилась история Абу Лахаба и его жены. Они разожгли огонь для Пророка, но окажутся сами в геенне огненной. Вот и все толкование этого аята. Деяние было совершено, и Господь ответил на него…

«Внял Аллах словам женщины, которая вступила в пререкания с тобой относительно мужа своего и жаловалась на него Аллаху». Эта женщина поссорилась с мужем и у нее возникли проблемы, и Бог разрешил их этим аятом. Обвинили Айшу, но Бог оправдал ее. Он ниспослал аят, где сказано, что она неповинна в том, что на нее наговаривают, и что ее клеветники из Медины лжецы. На этом заканчивается вся эта история. Женщину оклеветали, но Бог оправдал ее. Это касалось жены Пророка. Именно с ней произошел этот случай… Как-то к Пророку пришли люди и говорят: «Мы бедны, помоги нам». Он дал им верблюдов и пастуха и указал им, куда нужно с ними идти. Это одна версия этой истории. Согласно другой версии, они пришли к Пророку в Медину и приняли ислам, но из-за того, что Медина окружена болотами, они заболели. И они стали жаловаться Пророку: «Вот мы пришли к тебе и заболели». Тогда он сказал им: «У меня в пустыне там-то и там-то есть верблюды и с ними пастух. Отправляйтесь туда, полечитесь верблюжьей мочой и молоком и вам станет лучше». «Хорошо», - сказали они, и отправились туда. Как бы то ни было, какой бы версии мы не придерживались, дальше произошло следующее. Они убили пастуха, забрали верблюдов и отступились от ислама. Тогда Пророк велел: «Отправляйтесь, схватите их и приведите ко мне». Их поймали и отрубили им руки и ноги крест накрест, а затем распяли на кресте и изувечили их тела. Есть и другие варианты. Говорят, что им выкололи глаза и отпустили, не оставив шансов на выживание. Да простит нас Господь. Как бы то ни было, наказание было исполнено. Вопрос в том, сделал ли это Пророк уже после того, как ему был ниспослан этот аят? Раздумывал ли он в нерешительности о том, как ему покарать тех, кому он сделал добро, а они обманули его? Они приняли ислам, они были больны, и он, желая излечить их, отправил их туда, где пастух пас верблюдов, или дал им верблюдов и пастуха. Они же в ответ убили этого пастуха, забрали верблюдов. Пророк либо колебался в нерешительности, не зная как наказать их, и тогда Бог велел ему поступить с ними данным образом, либо он сам принял решение, а Господь затем одобрил его и сказал, что за содеянное ими именно так их и следовало наказать. Если доктор Абу Даббус станет высказываться на эту тему, то скажет, что этот случай произошел с конкретными людьми и к нам уже отношения не имеет. Он отошлет вас к обстоятельствам ниспослания аята. Так подойдет к этому вопросу ученый доктор Абу Даббус, который будет рассматривать его с философской точки зрения. Он скажет вам: «Обратитесь к обстоятельствам ниспослания аята, который был явлен в связи с поступком данных людей, которые совершили гнусность, и Господь повелел сделать с ними то-то и то-то. Но не всегда же следует рубить людям руки и ноги». Таков должен быть общий подход.

Человек что-либо украл. В прежние времена вору или воровке отрубали руку. Так что же, нам и по сей день следует делать то же самое? Или это относится к людям того времени, жившим в тех конкретных условиях? Сегодня все люди воруют. Значит все они должны ходить безрукими? Христос сказал: тот, на ком нет греха, пусть первым бросит в меня камень. Если мы спросим, кто сегодня не ворует, нам ответят, что воруют все. Вполне возможно, что каждый когда-либо что-либо украл. Значит всем нужно рубить руки? Бог велел наказывать вора или воровку отсечением руки. Но если мы начнем обсуждать это и придем к какому-то решению, то это уже будет не религия, а позитивный рукотворный закон такой же, как шариат (мусульманское право). Шариат – это позитивный закон, несущий на себе печать религии ислама. Но это не сам ислам, ибо то, что содержится в огромных томах, где изложены положения шариата и предусмотренные им наказания, не сформулировано в Коране.

Это результат иджтихада, а значит это – рукотворное позитивное право, ничем не отличающееся от римского права или от кодекса Наполеона и других правовых систем. Эти законы назвали шариатом, мусульманским правом, чтобы правители и халифы могли с их помощь добиться послушания людей. Чтобы халиф оставался халифом, султан султаном, правитель правителем. Как можно было в то время управлять людьми, не придавая себе в той или иной форме ореола святости? Мол их законы – это законы Божьи, и таков же шариат. Разве ты ослушаешься положений мусульманского права! Это серьезное преступление. Но что такое на самом деле законы шариата? Это – результат иджтихада… Малик сказал так, а Абу Ханифа сказал так… Все они толковали положения права. Даже Абу Даббус что-то сказал, и это стало нормой права, мусульманского права… Мусульманин истолковал и произнес… Заверяю вас, разницы никакой… Раньше было одно толкование, сегодня сделано другое…

За какие преступления полагается смертная казнь?

Мы подходим к последней, а может быть, предпоследней странице. Я попросил представить мне список преступлений, совершенных в Ливии, за которые осужденные были приговорены к смертной казни. В нем я обнаружил смертные приговоры, вынесенные судом и утвержденные Высшим советом юстиции. Но против некоторых из них я поставил вопросительный знак. Я был удивлен: как можно было утвердить такие приговоры. Не будем упоминать здесь имен подсудимых, упомянем только приговоры. Например, преступник, приговоренный к смерти, и потерпевший, упаси нас Господь, вместе с другими пили вино. Бог говорит: «Воистину, с помощью вина и азартных игр Шайтан хочет посеять между вами вражду и ненависть...» Несомненно, убийство здесь есть следствие вина и азартной игры. Произошло именно то, о чем сказано в этом аяте. Из-за вина у них возникла ссора… После того, как они выпили вина с другими, у них возникло разногласие, из-за которого осужденный несколько раз ударил пострадавшего ножом и убил его.

Мотивом преступления было всего лишь разногласие, возникшее вследствие опьянения. И вот приговор – смертная казнь. Как здесь можно приговаривать к смерти? Кто, какой судья из присутствующих здесь объяснит нам? Не было никакого умысла. Все были пьяны. Здесь нет преступного намерения. Может быть они даже были друзьями. Кто из судей может нам разъяснить этот вопрос?

Обмен мнениями и выступления из аудитории

(Из аудитории) Это случай, когда жертва подверглась домогательству...

(Лидер) Извините... У меня есть еще одно замечание. Когда кто-либо из вас, особенно судьи выступает и рассказывает о том, или ином деле, просьба не говорить, участвовал он в данном процессе или нет. Просто прокомментируйте приговор, даже если вы были одним из судей или председателем суда.

(Из аудитории) Я не присутствовал в качестве судьи при рассмотрении данного дела, но читал его, будучи членом Судейского совета, утвердившего приговор. Эти двое - не ливийцы. У них была вечеринка. Убитый приставал к осужденному. Он настойчиво его домогался. То есть пострадавший сексуально домогался осужденного. Последний не выдержал приставаний ударил его ножом и убил. Суд признал его виновным в умышленном убийстве.

(Лидер) На человека напали и он защищал себя. Как же его можно было приговорить к смертной казни?

(Из аудитории) Я не думаю, что здесь имела место самооборона.

(Из аудитории) Он мог защищаться иным способом. Мог прибегнуть к пассивной обороне.

(Из аудитории) Я не считаю, что он находился в состоянии самообороны, потому что второй не проявлял враждебности к нему.

(Лидер) Именно поэтому я и поставил изначально вопросительный знак. Как мог такой человек получить смертный приговор? Они могли вынести другой приговор, Он пришел с другом и они вместе выпивали. Они были друзьями и ни один не собирался убивать другого. Один другого стал сексуально домогаться, а тот защищал свою честь с помощью всего, что было у него под рукой. Акт самозащиты привел к смерти пострадавшего. Как может человек действовать из соображений самозащиты и быть осужденным за это на смертную казнь? Значит ли это, что вы не должны защищать себя, только ради того, чтобы избежать смертной казни?

(Из аудитории) Преступник имел намерение убить.

(Лидер) Да, имел. Он избегал вреда для себя, он намеренно прибег к самозащите.

(Из аудитории) Он проявил желание и намеренно прибег к защите. В документах, представленных суду, говорится, что тот не прикасался к нему его и физически не принуждал. Замечание, которое я хотел высказать, состоит в том, что, когда Совет по судебным органам рассматривает такой приговор, он не обсуждает дело по существо. Совет не оценивает ни преступление, ни улики.

(Лидер) А каковы тогда полномочия Совета?

(Из аудитории) С правовой точки зрения Совет по судебным органам не должен иметь таких полномочий, поскольку амнистирование преступника - это прерогатива общества и властей. Совет по судебным органам занимается надзором над правосудием и внутренними делами судебных органов. Но в его полномочия не входит оценка того, право ли общество амнистируя преступника или нет. Он не должен решать эти вопросы.

(Лидер) А кто должен?

(Из аудитории) Какой-нибудь другой орган власти. Задача Совета по судебным органам – это надзор.

(Лидер) У нас нет президента, губернатора, короля или правителя. Мы самоуправляющийся народ. Мы избрали Высший совет по делам судебных органов, который утверждает приговоры.

(Из аудитории) Всеобщий народный собрани. Любой орган власти, который оценивает обстоятельства с политической или социальной точки зрения.

(Лидер) Всеобщему народному собраниу, тысяче человек трудно обсуждать такие дела. Они собираются один раз в год. Ну, хорошо. На каком основании Высший совет по судебным органам осуществляет свои полномочия.

(Из аудитории) На основании законодательства. Раньше эта функция вообще отсутствовала. Она была вменена в обязанности Совету руководства революции, а затем передана Всеобщему народному комитету. Но никто не прибегал к этой процедуре. А потом она законодательно был передана Высшему совету судебных органов. Но я считаю, что это не должно входить в обязанности Совета, поскольку не его дело определять справедливость или несправедливость амнистии. Совет по судебным органом осуществляет контроль за деятельностью судебных инстанций, за кадровыми повышениями, назначениями и перемещениями. Причем только в системе судебных органов. Что же касается того, что лучше для общества, помиловать преступника или покарать, то этот вопрос надо решать в другом месте.

(Лидер) Простите, что я спрашиваю. Но если взять, например, традиционную страну, где есть президент республики или монарх, которого называют верховным правителем или как-то еще. Он утверждает приговоры, в первую очередь, смертные приговоры. На каком основании он утверждает их или пересматривает постановление суда? По настроению? Мол, сегодня я этого помилую и не велю казнить, а завтра у меня дурное настроение и мне ни до чего нет дела? Так что-ли?

(Из аудитории) В осуществлении этих полномочий мы обращаемся сегодня за помощью к местным властям.

(Лидер) Вы ушли от ответа. Хорошо, пусть будет так. Вы не ответили мне. Продолжайте.

(Из аудитории) Я сказал, что Высший совет по судебным органам не должен выполнять эти функции, а должен прибегать для их исполнения к другим инстанциям.

(Лидер) Простите, а что сегодня делает Совет по судебным органам, когда на его рассмотрение представляют смертный приговор?

(Из аудитории) Если речь идет об убийстве из кровной мести, то Совет заявлений не принимает, поскольку помиловать может только семья пострадавшего. Если же убийство носит криминальный характер, то право помилования принадлежит Совету по судебным органам, если это отвечает интересам общества.

(Лидер) То есть, дело пересматривается…

(Из аудитории) Не пересматривается. Дело передается на рассмотрение Совета по судебным органам лишь после того, как по нему было вынесено постановление Верховного суда. А право Совета лишь помиловать, или утвердить исполнение приговора.

(Из аудитории) Это высшая судебная инстанция, занимающаяся рассмотрением дела с технически-правовой стороны. После принятия постановления Верховным судом приговор приобретает окончательную силу. Совет же судебных органов призван утвердить приговор, в соответствии с законом, который наделил его этими полномочиями. И, как уже сказал предыдущий оратор, если вопрос касается религиозного наказания, то решение Совета – это всего лишь формальность, поскольку приговор о наказании, установленном Кораном или сунной, не может быть отменен никаким законом. Если же речь идет о других преступлениях, караемых смертной казнью, но не оговоренных в религиозных источниках, то Совет имеет право снизить меру наказания и заменить казнь на заключение. Такова сегодняшняя практика.

(Лидер) А как можно добиться пересмотра дела?

(Из аудитории) Совет не пересматривает дела с правовой точки зрения. Он – не суд.

(Из аудитории) Другими словами, Совет по судебным органам не имеет никакого отношения к судебному пересмотру дел с объективной точки зрения. Он выполняет чисто техническую функцию. Он лишь проверяет соблюдение процедуры в суде первой инстанции и при обращении в Верховный суд. Таковы полномочия, данные ему законом. Полномочия формальные. Проверка соблюдения процедуры, подача апелляции. Только это. Роль простая и ограниченная.

(Лидер) Понятно.

(Из аудитории) Полномочия в этих вопросах были даны ему особым постановлением, как упомянул профессор Хусейн. Суды первой и второй ступени были, в конченом счете, отданы под его контроль, поскольку он был ближе всех к приговорам и к пониманию их сути. Совет по судебным органам лучше других понимает суть приговоров и на каком основании они выносятся. Именно поэтому эта функция была отнята у народных собраний и Всеобщего народного совета и передана уважаемому Совету.

(Лидер) Это надежнее, чем правитель, который хочет – утвердит, не хочет – не утвердит. Поскольку, когда главе государства в той или иной стране мира представляют на рассмотрение смертный приговор, он, конечно, может утвердить его, или отменить, но он не вникает в ход судебного процесса на всех его этапах, чтобы убедиться в обоснованности приговора, как это делает Совет судебных инстанций. Ведь он ничего в этих вещах не понимает. Он утверждает или отменяет по настроению. Сегодня, скажем, день рождения жены короля – помиловать. Завтра он сердитый – казнить. Так и бывает. А Высший совет по судебным инстанциям – он гарант справедливости, как разъяснил нам профессор. Он гарантирует соблюдение процедуры на всех этапах процесса: вынесение приговора судом, апелляция, обращение в Верховный суд.

(Из аудитории) Это – не амнистия.

(Из аудитории) Амнистия – это прерогатива дискреционной власти, то есть она отдана на усмотрение высшего руководителя государства, который самостоятельно принимает решение о помиловании.

(Лидер) Мы идем по правильному пути. Более надежному. Высший совет по судебным органам является конечной инстанцией, которая проверяет соблюдение процедуры на всех этапах судебного процесса. От уголовного суда, к апелляционному, а затем и к Верховному суду – он следит, чтобы процедура была соблюдена. При этом он никоим образом не связан с самим делом и с тем будет ли осужденный помилован или нет. Это должны были решать судебные инстанции, которые он проходил. Очень разумно.

(Из аудитории) Пересмотр бывает нужен...

(Лидер) Как бы то ни было, я был расстроен смертным приговором по этому делу. С тех пор как я увидел этот приговор, никак не могу успокоиться. Вы же видели, как пояснил профессор, оба были выпивши и, возможно, были друзьями. Один пристал к другому и тот, защищаясь, убил пристававшего. И теперь тот, кто защищал себя, приговорен к смертной казни. Это очень огорчает.

(Из аудитории) Я не говорю конкретно о данном деле, но через меня проходили подобные дела, в которых не было попытки покушения, и все же подсудимому выносился смертный приговор. Я и мои коллеги считаем, что человек пьет вино добровольно. Никто не заставлял подсудимого принимать алкоголь. Они сознательно делали это, а поскольку выпили, то и должны нести ответственность за свои действия. Даже если человек, совершивший преступление в состоянии опьянения, заявляет, что сделал это ненамеренно. Если мы не станем наказывать за такие вещи, то люди потянутся к алкоголю, а затем и к преступлениям. Второй момент касается мотивов совершения преступления, которые никак не оговорены в законе. Возьмем в качестве примера воровство. Если человек крадет и говорит при этом: «Клянусь Аллахом, я совершу кражу, потому что я нуждаюсь в этой вещи, каковы бы ни были последствия», - может быть, думает, что ему это простительно. Но мотив преступления законом не учитывается, и даже если он крадет с целью обогащения или продажи, в обоих случаях применяется один и тот же закон. Когда человек совершает преступление в состоянии опьянения, то ему выносится смертный приговор, поскольку он напился по собственной воле, а не по принуждению.

(Лидер) Дело обстоит так, что выпив вина, человек как бы совершает тем самым первый шаг к убийству...

(Лидер) Есть еще одно дело, которое привлекло мое внимание. Пострадавший пас своих овец на земле приговоренного к смертной казни. Последний ударил жертву дубиной по голове, и тот в результате травмы скончался. Мотивом этого преступления, таким образом, стало разногласие, вызванное тем, что пострадавший пас своих овец на землях, принадлежащих преступнику. Преступник был приговорен к смертной казни. Но кто же виноват? Может быть, тот, кто пас своих овец на чужой земле? Пусть судья растолкует нам. Не обязательно, чтобы это был судья, который занимался этим делом. Хотелось бы просто услышать ваше мнение. И, как я уже сказал, нам не нужно, чтобы судья по этому делу встал и заявил здесь, что это он вынес такой приговор. Мы лишь хотим знать его мнение.

(Из аудитории) Если суд счел, что деяние было совершено умышленно, даже если он намеревался просто ударить его палкой, а тот в результате скончался, то это преступление квалифицируется как умышленное убийство. Наличие умысла определяется судом.

(Лидер) Этот человек был обижен. Ведь он не собирался убивать того, другого, а тот пришел и стал пасти своих овец на его земле. Хозяин земли хотел защитить свою собственность или проучить того, кто пасет своих овец на его посевах. Он бьет его палкой, и тот от удара умирает. Но у него не было намерения убить.

(Лидер) Вы судьи? Те, кто выступал здесь?

(Из аудитории) Простите, брат лидер. В законе и в фикхе существует базовое понятие «преступное намерение». Согласно закону преступное намерение, даже если оно возникло на короткий миг, делает удар, нанесенный при наличии такого намерения, преднамеренным и он превращается в умышленное убийство. Это доказывается с помощью расследования, которое ведет следователь прокуратуры, судебного расследования, дополнительных улик и показаний свидетелей. Таким образом, все это – вопрос фактов, материалов дела, следственных действий. Найти ответ на этот вопрос не просто. Давайте вернемся к материалам дела, к обстоятельствам происшедшего, чтобы убедиться в том, что имело место спонтанное преступное намерение, вылившееся в побои. Из документов дела нам известно орудие убийства, место убийства, которые также играют свою роль в возникновении преступного намерения. Проделав это, мы придем к выводу о том, что имело место преднамеренное убийство, а не просто побои, приведшие к смерти. Это доказывается материалами дела и выводами следствия. Но проблема эта все же тонкая и щекотливая. И ее трудно решить без участия прокуратуры, защиты и пр.

(Лидер) Но когда проблема вызывает вопросы и сомнения, когда в ней есть тонкие моменты такого рода, она всегда трактуется в пользу обвиняемого.

(Из аудитории) Если следствием доказано наличие преступного намерения у исполнителя, и результатом этого намерения стало некое действие, причинившее смерть, то значит, мы имеем дело с умышленным убийством.

(Лидер) В деле, о котором я вам рассказал, мое внимание привлек тот факт, что некто пас своих овец на чужой земле. Хозяин земли взял в руки палку и ударил ею другого. Тот впоследствии умер. Не сразу. Совершенно очевидно, что никто не вынашивал намерения убивать пострадавшего. Имело место спонтанное действие. Тот появился со своими овцами неожиданно. Никто об это заранее ничего не знал. Кроме того, орудие, которое использовал осужденный, это не пистолет и не винтовка, чтобы можно было сказать, что существовало очевидное намерение убийства. Палка – удобное орудие для простейшего хозяйственного применения и не предназначена для убийства.

(Из аудитории) К выводу о намерении осужденного отнять жизнь другого человека привела нас целая цепь фактов, позволивших говорить о преступном намерении. Судья рассматривает преступление со всех сторон, учитывая все обстоятельства, приведшие к смерти.

(Лидер) Он не намеревался убивать. В его намерение входило наказать или проучить того, кто пас своих овец на его поле. Совершенно ясно, что не произошло ничего из ряд вон выходящего. Но удар привел к смерти, хотя изначально такого умысла не было.

(Из аудитории) Гибель, умышленное убийство или намерение лишить жизни – разные вещи. Мы можем с кем-нибудь подраться без какого-либо намерения убивать. Но в драке может случиться удар, который называют смертельным.

(Лидер) Оба дела, которые мы здесь упомянули, ведут к тому, что люди перестают себя защищать. В первом случае произошло покушение на честь человека – вы приговорили его к смертной казни. Это значит, что никто не станет защищать свою честь. В во втором случае человек вступился за свою собственность – вы приговорили к смерти и его. Значит люди перестанут защищать свои угодья и т.д. Вот к чему мы придем.

(Из аудитории) У преступника обязательно должен быть умысел. Дела, связанные с религиозным наказанием, будь то воровство или кровная месть, непременно передаются на рассмотрение Верховного суда, даже без подачи апелляции со стороны осужденного. Верховный суд должен заново рассмотреть дело во всех его аспектах. Должны быть выполнены все процедуры, доказывающие вывод суда первой инстанции о наличии преступного намерения. При этом доказательства должны быть обоснованными. Формирование суда должно отвечать всем правилам и соблюдение им процедуры должно быть безупречным. У нас имеются статистические данные, свидетельствующие о том, что Верховный суд рассмотрел и отменил приговоры по половине всех дел, по которым были поданы апелляции. Это были либо дела о краже – приблизительно 413 дел – по 300 из которых Верховный суд отменил приговор и вернул их в суд первой инстанции. Из приговоров к смертной казни в суд первой инстанции было возвращено также около половины дел. Для вынесения обоснованного приговора в соответствии с законом суд, наверняка использовал и другие факты, а не только те, которые были представлены Вам. Наверняка суд первой инстанции сумел доказать, что у данного лица имелось намерение совершить убийство.

(Из аудитории) Это – проблема законной самообороны, которая осуществляется в соответствии с определенными условиями. Важнейшим таким условием является наличие посягательства, причем непосредственного. Таким образом, чтобы человек не получил смертного приговора, в отношении его должно иметь место посягательство, совершенное в данный момент. В этом случае, если бы человек ударил животное, это был бы случай самообороны. Но если он напал на хозяина овец, то здесь ссылка на самооборону не действует, поскольку непосредственная угроза исчезла. Необходимо, чтобы сохранялась непосредственная угроза, в противном случае он уже будет действовать не как обороняющаяся, а как нападающая сторона.

(Лидер) Вы студент? Вот вы, который сейчас выступали..?

(Выступавший) Да, я студент третьего курса юридического факультета университета Аль-Фатих.

(Лидер) Хорошо, вы прилежный и любознательный студент.

(Лидер) Еще одно дело, которое заинтересовало меня. Вот факты… Обвиняемые провезли в страну в целях продажи некоторое количество наркотиков, которые спрятали в тайниках своих автомобилей. Наркотики обнаружили, передали судмедэкспертам, и те установили, что это – гашиш, партия весом около килограмма. Следствием было установлено, что обвиняемые ранее уже занимались ввозом в страну наркотиков и их распространением в различных районах Джамахирии. Уголовным судом был по данному обвинению вынесен приговор о смертной казни. Зачем было казнить этих людей? У них не было никакого преступного умысла. Это просто люди, торгующие гашишем.

(Из аудитории) У нас есть закон о борьбе с наркотиками. Внесенные в него поправки призывают нас сосредоточить усилия на борьбе с обостряющейся проблемой наркотиков и предусматривают в том числе и смертную казнь. Эта санкция носит, естественно, характер карательной меры и Высший совет по судебным органам может изменить ее. Он вправе это сделать, потому что за это преступление не предусмотрено религиозного наказания.

(Лидер) Почему вы говорите карательная мера?

(Из аудитории) Потому что это не религиозное наказание.

(Лидер) Вы относите наркотики к категории религиозных дел?

(Из аудитории) Отнюдь… Закон о борьбе с наркотиками имеет особый статус, и положение о смертной казни было внесено в него, исходя из особых условий… Оно касается только торговли.

(Лидер) Религиозное наказание и карательная мера относятся к мусульманскому праву.

(Из аудитории) Нет, мы называем это карательной мерой, потому что она лежит вне сферы действия религиозных наказаний. То есть, это не кровная месть, и она не имеет отношения к закону о кровной мести и выплате отступных. Высший совет вправе изменять ее.

(Лидер) Прежде чем дело поступило в Высший совет по судебным органам… Почему суд изначально вынес приговор о смертной казни?

(Из аудитории) За наркотики законом № 7 от 1990 года предусматривалась карательная мера в виде тюремного заключения и пожизненного заключения. При внесении поправок в закон было сочтено, что наркотики представляют собой один из видов оружия массового поражения и в соответствии со статьей 169 закона это преступление карается так же, как и преступление против государства. Меры наказания изложены в трех параграфах этого закона.

Первый параграф предусматривает наказание за употребление наркотиков вплоть до тюремного заключения, второй предусматривает пожизненное заключение, а третий – смертную казнь за продажу и распространение наркотиков. Те, о ком шла речь, ввезли в страну большое количество наркотиков, которое они вряд ли могли бы использовать только для личного потребления. Поэтому суд пришел к выводу о том, что это было сделано с намерением их продажи, и применил к ним положения параграфа третьего статьи 169, касающиеся иностранных граждан, берущих взятки, нанося этим ущерб интересам государства, и политических преступлений против государственного строя. Все это – тяжкие преступления, которые требуют жесткого наказания, и параграф третий предусматривает за них смертную казнь. Если позволите, я хотел бы вернуться к предыдущим делам: непреднамеренному убийству, побоям, приведшим к смерти, и умышленному убийству. Все эти деяния имеют один общий материальный элемент: пострадавшему был нанесен вред будь то в результате случайного наезда или удара, нанесенного палкой, который привел к смертельному исходу, даже несмотря на отсутствие преступного намерения. Но когда на человека наезжает машина, это следствие преступной небрежности и неуважения к закону. Это – преступление, и статься 63 предусматривает применение карательных мер за такого рода неумышленное преступление. Если человек наносит один удар, то это совсем не то, что многочисленные побои или ножевые ранения. Количество ударов и орудие их нанесения определяют наличие умысла в преступлении.

(Лидер) Произошла ссора между осужденным и его двоюродными братьями, чьим отцом был пострадавший. Завязалась драка. Пострадавший был вынужден вмешаться, чтобы разнять дерущихся, и осужденный ударил его ножом. В результате ранения пострадавший впоследствии умер от потери крови. Причина преступления состояла в том, что пострадавший попытался прекратить драку между осужденным и своими сыновьями, двоюродными братьями осужденного. Почему суд вынес смертный приговор? В убийстве не было умысла. Все они – члены одной семьи, которых попутал бес, и они передрались между собой хватая все, что попадет под руку. Пусть кто-либо из судей ответит нам на этот вопрос.

(Из аудитории) Да, конечно. Важнейшим признаком умышленного убийства является наличие преступного умысла, то есть намерения лишить жизни другого человека. Доказать наличие такого намерения можно на основании различных признаков, упоминавшихся Верховным судом, а также улик, обнаруживаемых в ходе расследования, проводимого прокуратурой. Если в качестве орудия убийства использовался нож, то это совсем не то же самое, что использование палки, и удар нанесенный в жизненно важное место, следует отличать от удара нанесенного в другое место. Вот таким образом, на основе признаков, улик и показателей свидетелей мы можем установить наличие или отсутствие преступного намерения. Если было доказано наличие преступного намерения, и действия привели к смерти пострадавшего, то мы имеем дело с умышленным убийством. В противном случае следует говорить о побоях, приведших к смерти. В том и состоит разница между умышленным убийством и побоях, вызвавших смерть, что в первом случае присутствует преступное намерение лишить человека жизни. Если есть намерение убить, то это – умышленное убийство, если же таковое отсутствует, то это – побои приведшие к смерти. Как мы доказываем это? Мы доказываем это с помощью улик, добываемых следствием прокуратуры, а также на основании квалифицирующих признаков, таких как орудие преступления, место преступления и др.

(Лидер) Спасибо

(Из аудитории) Добро пожаловать, брат и лидер, в университет Аль-Фатих, с праздником Вас. Если позволите, я хотел бы вернуться к понятию «носитель власти», поскольку это важный теоретический вопрос. Вы создатель теории и лучше других сможете растолковать это понятие. Я провел исследование понятия «носитель власти» в джамахирийском обществе, и на основе Корана, как закона жизни общества, а также исходя из слов Всевышнего, который сказал «…носителям власти среди вас», я пришел к выводу о том, что совесть – это понятие коллективное, а не индивидуальное. Отсюда следует, что «носитель власти» не может быть отдельным индивидом, кто бы он не был, и не может быть некоей группой индивидов. А раз так, то и Высший совет по судебным органам не может иметь полномочий в таких делах. Эти полномочия следует передать Всеобщему народному конгрессу, который ратифицирует важнейшие договоры. Пусть он утверждает смертные приговоры и блюдет справедливость.

(Лидер) В этом деле осужденный убил свою жену с заранее имевшимся намерением и замыслом. Он ударил ее во сне топором по голове и задушил полотенцем. Уже после того, как она умерла, он еще дважды ударил ее топором по голове, чтобы убить наверняка. Мотивом для этого преступления послужило подозрение мужа о наличии незаконной связи между его женой и другим человеком. Замечу при этом, что муж был слепой. Почему он был осужден на смертную казнь?

(Из аудитории) Я профессор университета, а не судья. Нужно проводить различие между гражданскими и уголовными делами. В гражданских делах судья обязан выносить свое решение на основе представленных улик, иногда в виде официальных и неофициальных документов. В уголовных же делах большую роль в определении мотива, которым руководствовался преступник, совершая преступление, и в вынесении приговора ему играют убеждения судьи, его культура и социальная среда.

Приговор может быть жестким, если судья принял во внимание подозрения подсудимого в отношении его жены. А может быть менее суровым, если в уголовном деле этому не придали значения, несмотря на взаимно подкрепляющие друг друга доказательства. Существуют улики, которые, согласно закону, поддерживают обвинение, выдвинутое против обвиняемого. Например, свидетельства присутствия человека на месте преступления или наличия у него преступного намерения. Для вынесения приговора имеет значение образ мышления судьи, его собственная культура, его научные интересы и все прочие его личностные характеристики. Таким образом, вы можете не соглашаться с многими приговорами, выносимыми судьями. Сами судьи спорят друг с другом по поводу приговора вынесенного по тому или другому делу. Это объясняется тем, что уголовное право дает судье большую свободу действий и широкие возможности для вынесения того или иного вердикта.

Закон, регулирующий процедуру оспаривания вынесенного приговора, учитывает личное убеждение, которое складывается у судьи. Эта убеждение может не быть достигнуто судом первой инстанции, второй инстанции и даже Верховным судом, задача которого заниматься рассмотрением правовых аспектов дела. Судья может быть подвергнут критике за то, как он трактует положения права, и даже за определение им степени виновности подсудимого в совершении преступления. При вынесении приговора судья испытывает воздействие своих культурных, идейных и политических пристрастий. Даже по уголовным делам о нанесении ущерба государственной или общественной безопасности наблюдается весьма гибкий подход при вынесении приговора, поскольку один судья может не усмотреть в данном деянии угрозу для общества, а другой придерживается противоположного мнения и выносит более суровый вердикт.

(Из аудитории) Я хотел бы пояснить один момент. Действительно уголовное право имеет свою специфику. Есть положение, гласящее: «Нет преступления и нет наказания, если это не предусмотрено законом». Судья же, как бы свободен он ни был в выяснении истины, ограничен положениями закона. Кроме того, в уголовном кодексе существуют положения, определяющие состав данного преступления и наказания за него. Если говорить конкретно об убийстве, совершенном в пьяном виде, то следует понимать, что закон квалифицирует и распитие спиртных напитков, и убийство как преступление. Согласно положениям того же закона, в случае если одно преступление усугубляется другим, то за это полагается смертная казнь. К этому следует добавить, что судебная процедура была действительно справедливой, поскольку проходила с участием трех или пяти советников и с обязательным присутствием адвоката подсудимого. Приговор выносится на основании убежденности и доказательств, а не предположений и суждений. Помимо этого все смертные приговоры рассматриваются в Верховном суде даже в присутствии осужденного. Таким образом достигается почти абсолютная справедливость. Все открыто и все процедуры соблюдены. Спасибо.

(Лидер) Может ли кто-либо из судей как-то иначе, нежели только что выступавший уважаемый судья и профессор, прокомментировать нам это дело и сказать, почему этот слепой был приговорен к смертной казни. Да, вот вы, студент, пожалуйста…

(Из аудитории) Я не студент. Я работник Генеральной прокуратуры. Наличие преступного намерения выводится из способа совершения преступления. Когда принимался закон о кровной мести и выплате отступных, законодатели находились под влиянием норм шариата. Любой судья сочтет убийство с помощью режущего или колющего предмета умышленным убийством. Убийство с помощью топора, ножа или многочисленных ударов палкой явственно свидетельствует о наличии преступного намерения. Судья делает свои выводы на основе письменных материалов дела. Невозможно говорить о наличии или отсутствии умысла на основе общего описания преступления. Необходимо изучить письменные материалы, чтобы понять, как судья сделал вывод о наличии умысла, особенно если орудием убийства был нож, огнестрельное оружие или палка, с помощью которой были нанесены многочисленные побои. Все эти факторы могли привести к вынесению судьей смертного приговора.

(Лидер) Спасибо. Это – важное пояснение. Другими словами, следует держаться подальше от режущих и колющих вещей, которые попадают нам в руки…

(Из аудитории) Правоведы считают, что удар колющим или режущим предметом в большинстве случаев рассматривается как убийство. Если же орудие убийства было не режущим и не колющим, то вывод о преступном умысле делается на основании многочисленности побоев и поведения обвиняемого в момент совершения преступления. Судья изучает материалы дела и убеждается в наличии или отсутствия умысла, как это было в последнем примере. Но в подобных случаях это, как правило, не влияет на вынесение смертного приговора. Иное дело, если человека спровоцировали… Потом, что касается двух, трех, четырех ударов, с психологической точки зрения, человек, находясь в состоянии аффекта, может нанести и сто ударов, но не иметь при этом преступного намерения. Когда наступает состояние аффекта, человек перестает понимать куда он наносит удары и сколько раз. Поэтому у меня вызывают сомнения выводы о наличии преступного намерения лишь на основании того, что было нанесено три или четыре удара. Я вот только что слышал от коллег, что намерение возникает спонтанно. Но в этом случае все преступления можно считать умышленными, поскольку во всех в них возникает спонтанное намерение. Но мы ведь знаем, что такое на самом деле умысел. Это – когда человек задумал, спланировал и организовал свои действия. Это совсем не то, когда двое выпивают, потом ссорятся и один из них убивает другого, а потом мы говорим, что у него было преступное намерение. Такой подход меня пугает.

(Лидер) Да, да. Именно это вызвало у меня опасения…

(Из аудитории) Мир вам. Я счел необходимым сказать здесь несколько слов по поводу определения умышленного убийства. Существует преступное намерение, а есть заранее выношенный замысле. Для того, чтобы квалифицировать преступление как умышленное убийство, достаточно наличия простого преступного намерения, которое может родиться спонтанно. Например, я пришел на эту встречу, а мой сосед вдруг начал меня задирать и я убил его, при этом мой поступок был продиктован желанием убить, направленным против данного лица. То есть, мое желание направлено на лишение жизни данного лица. Это - преступное намерение совершить умышленное убийство. Мне вменяется преступление, которое квалифицируется как умышленное убийство, и меня приговаривают к смертной казни по закону о кровной мести и выплате отступных. Если бы до принятия закона о кровной мести и отступных я совершил умышленное преступление с заранее выношенным замыслом, то последний считался бы отягчающим обстоятельством.

Раньше умышленное убийство каралось тюремным сроком или пожизненным заключением. Но если это было заранее задуманное преступление, если я имел время, чтобы обдумать и подготовить его, взвесить все «за» и «против» этого преступления и сделал выбор в пользу его совершения, то значит у меня была возможность принять правильное решение, но я предпочел сделать свой опасный выбор, тогда наказание будет суровее. Согласно прежнему закону и прежним положениями уголовного кодекса, за это предусматривалась смертная казнь.

В связи с последним делом, мы в статье 70 уголовного кодекса, озаглавленной «Убийство при защите чести» обнаруживаем, что законодатель предусмотрел в ней ряд условий в пользу обвиняемого, благодаря чему наказанием ему может быть только тюремный срок, но не казнь и не пожизненное заключение. Текст статьи гласит: «Всякий, кто застал свою жену, сестру, дочь или мать за совершением прелюбодеяния или незаконного полового акта и здесь же убил ее в качестве ответной реакции на покушение на его честь, подвергается наказанию в виде тюремного заключения». А тюремное заключение, согласно ливийскому законодательству, может быть сроком от одного дня до трех лет, и выбор срока оставлен на усмотрение судьи. То есть это может быть один день, а может быть - три года: судья наделен дискреционными полномочиями для решения этого вопроса.

Что же касается данного конкретного инцидента, то здесь имела место провокация, но оснований для того, чтобы воспользоваться положениями этой статьи, у мужа нет, поскольку в ней упоминается фактор неожиданности. А неожиданность – это, когда человек стал очевидцем акта прелюбодеяния, который совершался в его присутствии и который спровоцировал у него то психологическое состояние, которое законодатель счел основанием для облегчения наказания. В последнем же случае воля человека была направлена на то, чтобы лишить жизни свою жену. Таким образом, имеет место состав преступления умышленного убийства, и положения данной статьи здесь неприменимы. Я вот только не знаю, произошло ли это преступление до или после принятия закона о кровной мести и выплате отступных. Если после принятия закона, то наказание, несомненно, смертная казнь, разве что кто-то из родственников пойдет на уступку. А если до его принятия, то все зависит от судьи первой инстанции, который имеет дискриминационные полномочия выбрать степень наказания в установленных пределах.

(Лидер) Спасибо. Но все это вызывает тревогу. Предположим, что пострадавший работал на себя, водил машину. Обвиняемый провоцирует его: ругает, обзывает всякими словами его самого и его родственников и т.д. Тот идет, покупает пистолет и совершает преднамеренное, заранее задуманное убийство. Он подстерег пострадавшего и дважды выстрелил в него из пистолета. Кроме того, он умышленно, но без предварительного замысла и подготовки попытался убить другого человека, который был с пострадавшим, однако промахнулся. Мотив – провокационное поведение со стороны пострадавшего, непристойно выражавшегося в адрес его самого и его родственников.

(Из аудитории) Есть один момент, если мы его проясним, то найдем практически окончательное решение проблемы. Что касается преступного намерения, то существует спонтанное, или непосредственное намерение, которое нельзя оправдать провокацией. Доктор Раджаб сказал тут, что преступное намерение возникает мгновенно вследствие вспышки гнева. Это в уголовном праве называется спонтанным, или непосредственным намерением и не освобождает подозреваемого от наказания. Уголовное право до принятия закона о кровной мести и выплате отступных отличалось тем, что предусматривало пожизненное заключение. Теперь же в новом законе никакого различия между спонтанным намерением, предварительным замыслом, планом, подготовкой и пр. не делается. Прежний закон выделял намерение с предварительным замыслом и подготовкой и карал смертной казнью то, что называется умышленным убийством с отягчающими обстоятельствам. А по нынешнему законодательству намерение, даже если оно возникло спонтанно как гневная эмоциональная реакция на провокацию, не освобождает обвиняемого от наказания, а наказание одно - умышленное убийство в виде казни.

(Из аудитории) Мир вам. Если подойти к вопросу с моральной точки зрения, то следует отметить определенные различия в том, что касается умышленного убийства или общих положений закона, по которым судят о наличии преступного намерения. Спонтанное преступное намерение – это душевное состояние, которое толкает человека на совершение преступного деяния. Что же касается вероятной ситуации, которую обрисовал предыдущий оратор, когда совершается преступное деяние, уносящее жизнь более чем одного человека, и совершивший его удовлетворен его результатом, то это преступление и проявление преступного поведения. Таковы общие положения вне зависимости от характера преступления, будь то умышленное убийство или просто драка.

Преступное намерение всегда имеет моральный подтекст, неизбежно присутствующий в умышленных преступлениях, какими бы они ни были и как бы ни квалифицировал их закон. И в умышленном убийстве, и в простой драке всегда есть свой моральный аспект, который описывается общими положениями, общей теорией независимо от характера преступления. В примерах, которые здесь приводились, есть немало гипотетических сторон, для обсуждения которых потребовалось бы слишком много времени. Если взглянуть на дело о драке, которое не получило в нашей дискуссии достойного внимания, то мы увидим, что имелась некая группа людей, и один человек вмешался, чтобы разнять драку между ними. Это, как явствует из тех фактов, что нам здесь были представлены, значит, что имело место преступное деяние, именуемое дракой. Человек вмешался, чтобы разнять драку, и в результате этого наступила смерть нескольких человек. Существуют правовые положения, касающиеся драки, во время которой происходит убийство, при том, что в момент его совершения у лица, его совершившего, отсутствовало предварительное намерение убивать.

Здесь, таким образом, немало гипотетических моментов, которые регулируются многими вещами. Что касается морального аспекта, то это весьма тонкий вопрос и, действительно, зависит от того, как судья оценивает факты, и от самих фактов. Эта проблема вызывает многочисленные дискуссии, однако существуют некие общепринятые положения на этот счет. Когда мы говорим о предварительном замысле и подготовке, то повторяем текст старого положения, которое было отменено. Закон о кровной мести и выплате отступных гласит о том, что семья виновного может заплатить семье пострадавшего отступные, чтобы та отказалась от обвинения. В нем не затрагивается вопрос наличия или отсутствия преступного намерения, поскольку если бы такое преступление совершалось непреднамеренно, то оно подпадало бы под другой закон, например, закон о побоях, приведших к смерти или случайном убийстве и т.п.

(Из аудитории) Во имя Аллаха. Я студент Академии постдипломного образования города Джанзур. Я считаю, что для решения этой проблемы, в проекте уголовного кодекса, представляемого в народные собрания, следует внести поправку в первую статью, которая гласит, что нет ни преступления, ни наказания, если это не предусмотрено законом. Я не упрекаю судью за то, что он в соответствии с ливийским законодательством обязан применять положения той или иной статьи. Если его решение незаконно, то есть возможность обжаловать это незаконное решение и подать апелляцию. То есть, нет ни преступления, ни наказания, если это не предусмотрено законом. Если же вынесенный приговор будет выходить за рамки положений закона, то судья тут же окажется в запретной зоне. По моему мнению необходимо исправить текст первой статьи уголовного кодекса таким образом, чтобы ливийский закон заранее предусматривал возможные события. То есть, событие произошло, а в законе уже есть на этот случай готовая статья.

(Лидер) Значит нужно отменить положение «нет ни преступления, ни наказания, если это не предусмотрено законом».

(Выступающий) Это даст свободу судье, который сейчас обязан применять только те наказания, которые прописаны в тексте закона.

(Лидер) А как же судья будет судить, если мы отменим текст?

(Выступающий) Мы задали вопрос: почему был вынесен смертный приговор? Мы не можем упрекать судью, поскольку он не свободен. У него текст закона.

(Лидер) Но как же судить, если нет закона?

(Выступающий) Мы предоставим свободу судье, который пока что вынужден применять уже готовый текст, который нуждается в исправлении.

(Лидер) Вы прекрасно все поняли.

(Из аудитории) Цитата, которую привел выступавший гласит: «Нет ни преступления ни, наказания, если это не предусмотрено законом». Если отменить эту фразу, то значит не станет ни преступлений, ни наказаний вообще.

(Лидер) Нет, это не так. Он умный, но все понимает и имеет в виду совсем другое.

(Из аудитории) Проблема возникла, когда был принят закон о кровной мести. Проблема и все эти вопросы возникли после принятия закона. До этого все шло своим чередом, как говорил прокурор Триполи. Проблемы возникли, когда был принят этот закон. Необходимо стандартизировать правовые нормы и, как мне кажется, проект уголовного кодекса, лежащий сейчас перед Вами, учел эти проблемы и по возможности попытался их обойти.

(Лидер) Между семьями обвиняемого и пострадавшего произошла драка. При попытке пострадавшего разнять дерущихся обвиняемый ударил его ножом. Когда пострадавший попытался отнять у него нож, тот дважды ударил его этим ножом: в грудь и в живот. Мотив этого преступления не содержит намерения убивать. Почему же его приговорили к смертной казни?

(Из аудитории) Во имя Аллаха. Не вдаваясь в вопросы юриспруденции, хочу сказать, что для суда прежний уголовный кодекс был в сто раз лучше, чем закон о кровной мести, это правда. Уголовный кодекс содержал положение о предварительном замысле и подготовке преступления. Умышленное убийство при нем каралось тюремным заключением. С принятием закона о кровной мести и выплате отступных за это стала применяться смертная казнь. Всякий, кто совершает умышленное убийство, карается теперь смертной казнью. Существует целый ряд проблем, связанных с действующим сегодня законом о кровной мести и выплате отступных. Мы уже сегодня говорили об этом, и закон этот требует поправок. В уголовном кодексе смертный приговор выносился только за умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами, когда убийство заранее планировалось и готовилось. Сейчас же все эти условия отменены и любое убийство карается смертной казнью. В качестве условия принимается намерение, но намерение может быть доказано, а может быть не доказано. Это ведь вопрос внутреннего состояния. Закон о кровной мести нуждается в поправках.

(Лидер) Почему этого человека приговорили к смертной казни? Пожалуйста, доктор.

(Из аудитории) Имея перед собой лишь краткое изложение дел, Вы вправе задавать все эти вопросы. Однако подробно ознакомившись с каждым из этих дел – извините меня, но я хотел бы дать полный ответ на все поднятые вопросы и показать, что приговоры по ним соответствуют действующему законодательству – мы, как мне представляется, не стали бы так говорить о них, в то время как ответ скрыт от нас. Все ответы на вопросы содержатся в материалах дела. Имеются все доказательства наличия мотива преступления и суд применил закон. Но имея лишь краткое изложение дел, Вы, конечно, вправе задавать все эти вопросы.

(Лидер) А вы, как председатель Верховного суда, имеете право защищать эти приговоры, поскольку они прошли через Ваши руки.

(Из аудитории) Я просто говорю: давайте обратимся к материалам дела, и мы найдем в них ответы на все вопросы. Как сказал один из профессоров, обвиняемый предстал перед уголовным судом, его защищал адвокат, который представлял его интересы. После этого дело было передано в Верховный суд, который рассмотрел приговор со всех сторон. Я не отрицаю, что случаются ошибки, а лишь призываю обратиться к материалам дела, и может быть мы найдем в них ответы на наши вопросы.

(Из аудитории) Я не думаю, что лидер имел в виду именно это. Мы уверены, что суд действовал согласно правилам и в рамках полномочий каждой из инстанций и что в деле имеются улики и т.д. Однако лидер хотел бы знать, как выносились приговоры вообще. Возникали ли проблемы или трудности. То есть, он обращает наше внимание на возможные изменения в будущем. Вы подходите с точки зрения применения действующего законодательства, но в самом законодательстве могут быть проблемы или законодательство может их создавать. Лидер просто хотел бы знать, где корни этих проблем.

(Лидер) Верно. Мы обсуждаем проект нового уголовного кодекса и хотели бы выяснить, каковы его недостатки и в чем они состоят.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Диктаторы "Чёрного континента":

News image

Муаммар Каддафи об “Израстине”

Что новенького. Главный в Ливии по революциям, Муаммар Каддафи, опубликовал статью об арабо-израильском конфликте Что интересного. Читать статьи ...

News image

Президент Зимбабве Роберт Мугабе запретил повышать зарп

Президент Зимбабве Роберт Мугабе запретил повышать зарплаты без разрешения государства, сообщает France Presse. Кроме того, африканский лидер получи...

News image

Каддафи объявил об упразднении правительства Ливии

Руководитель ливийской революции Муамар Каддафи объявил о полном упразднении правительства страны и прямом распределении среди граждан доходов от пр...

More in: Муаммар Каддафи, Омар аль-Башир, Роберт Мугабе

Преступления против человечности:

Чёрные полковники

Чёрные полковники, или Режим полковников (греч. το καθεστώς των Συν&...

Тоталитаризм

Тоталитаризм (от лат. totalis — весь, целый, полный; лат. totalitas — цельность, полнота) — политический режим, который стремится к полному (тотальн...

Холокост

Во время Второй мировой войны германские нацисты и их союзники убили около шести миллионов евреев. Эту методичную, бюрократическую, организованную н...

Марк Валерий Корв

Марк Валерий Корв или Корвин (лат. Marcus Valerius Corvus ок. 370 г. до н. э

Авторитаризм

Авторитари зм (от лат. auctoritas — власть, влияние) — характеристика особых типов недемократических режимов, основанных на неограниченной власти од...

Правители Латинской Америки:

News image

ФИДЕЛЬ КАСТРО, ИЛИ ЕЩЕ РАЗ О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ

12 октября 2002 года. В этот день 510 лет тому назад Христофор Колумб открыл Америку. Сейчас 12 октября отмечается как праздник под названием “День ...

News image

Социализм Фиделя Кастро

1. Идеологи современной России стремятся представить революционную Кубу как некий «заповедник самого ортодоксального коммунизма», а Фиделя Кастро – ...

News image

Фидель Кастро: гений реальной политики

Фидель Кастро принадлежит к числу наиболее парадоксальных и творческих политиков нашего времени. При взгляде на его более чем полувековой путь в по...

News image

История Кубинской революции

К 50-м годам на Кубе сложилось тяжёлое положение, вызванное, в первую очередь, полным американским контролем над экономикой острова. Куба полностью ...